Девяносто третий год

Я знакома с Виктором Гюго ещё со школьных времён по «Собору Парижской богоматери». Он зацепил меня своими пространственными описаниями и острым сюжетом. Конечно, тогда я не видела в его произведении глубокого смысла — читала как читалось. В ближайшем времени планирую перечитать «Собор» и познакомиться с внушительными «Отверженными». Пока же, в попытках осилить за полторы недели непосильный список литературы по учёбе, я прочитала другой его исторический роман — «Девяносто третий год».

Он посвящён революции во Франции 1793 года, когда к власти только-только пришла партия республиканцев. В Бретани, на северо-западе Франции, началось восстание против республики. Это если вкратце о сюжете без спойлеров, поскольку чуть скажешь больше — будет неинтересно читать.

Довольно интересное произведение по сюжету и заложенным смыслам, но совершенно невыносимое для чтения девушке. Книга пресыщена военными терминами и понятиями, к которым надо привыкнуть, а ещё лучше — изучить. Ближе к середине надоедает вечно гуглить что есть что, поэтому с головой окунаешься в происходящие события. Ну, тут Гюго остался Гюго: вначале описание окружения, политической ситуации, а лишь затем продолжение действия.

В целом роман мне понравился. Но больше всего мне понравились отдельные цитаты, которыми я бы и хотела с вами поделиться.


Кому не доводилось хоть раз в жизни, в роковой час, заглядывать в свою совесть и спрашивать у самого себя, какой надлежит выбрать путь – идти ли вперёд, или вернуться назад?

Победа устрашает не только побеждённого.

Такова судьба всякой славы – сначала много шуму, затем облако пыли.

Не обвиняй того, на ком не может быть вины.

Если бы бог хотел, чтобы человек пятился назад, он поместил бы глаза на затылке.

Есть в сутках час, который справедливо было бы назвать часом безмолвия – безмятежный час, час предвечерний.

Лошадь имеет право уставать, человек — нет.

Когда господа в опасности, они вас отлично знают; когда опасность миновала, они с вами и не знакомы.

В ненависти женщина стоит двадцати мужчин.

Философ – немножко лекарь, немножко костоправ и немножко колдун.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

1 понравилось

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: