Уличные театры. День 2 с Cheval de trois

В 10:30 выезжаем из «Двины» в «Молодёжный театр» за реквизитом, а затем едем на первое выступление. Я пришла раньше, поэтому жду музыкантов и переводчика на удобном кресле в холле. На соседнем диванчике лежит кошка и мирно спит. Везёт, ей не надо выходить на улицу! С самого утра идёт дождь, я готова проклинать себя до бесконечности за вчерашние свои слова.

Из лифта выходят Cheval de 3. Мы обмениваемся коротким salut и выходим на улицу. Машина уже ждёт нас, а навстречу идёт Маша, переводчик. Залезаем внутрь и на протяжении пяти минут едем к театру в абсолютной тишине.

2

Вроде бы, готовы ехать, но Настя Дедёшина, один из организаторов фестиваля, говорит, что ждём ещё одного участника. Через несколько минут из-за угла соседнего дома выходит девушка. Ещё через секунду появляется это чудо — Пача, известный русскому зрителю как «Эй, Паша». Для такой погоды он слишком легко одет, но на его лице сияет улыбка во все 32.

— Привет! — говорит он с сильным акцентом.

Предлагаю Паче общаться на английском, но он наотрез отказывается. Хочет узнать как можно больше русских слов. Пока мы с Катей, переводчиком Пачи, учили его фразам «меня зовут» и «я из Аргентины», узнаю, что у Пачи потеряли чемодан! Вечером придётся ехать в аэропорт, чтобы забрать его. Тем временем французы начали загружать в подъехавший автобус музыкальные инструменты.

Не знаю, как исторически сложилось, что в Архангельске про Талаги ходит одна шутка-прибаутка, но больше такого сама никогда не скажу. Именно туда мы ехали на наше первое выступление, в психиатрическую больницу. Оказывается, один-два участника фестиваля уличных театров ежегодно приезжают туда с концертом.

Приехав, я вижу перед собой обычное здание советского периода, только с зелёной табличкой «психиатрическая больница». У входа нас встречает женщина в белом халате приятной наружности. Заходим внутрь. В правом углу открывается двухстворчатая дверь, из-за которой выглядывает женщина с медицинской маской на лице. Оказывается, это лифт. Поднимаемся на четвёртый этаж  очень медленно. Повернув направо, оказываемся в концеренц-зале, где будем радовать пациентов зарубежным творчеством.

4

Пача сразу же уходит за белый экран, чтобы переодеться в сценический образ — единственное, что было с собой у артиста. «Троянский конь» готовит свои инструменты. Практически сразу же в зал приводят детишек шести-десяти лет. Затем постепенно занимают свои места подростки, старшее отделение и работники больницы. Кстати, мест катастрофически не хватает.

За экраном Пача торопится, рисует себе усы. С небольшой задержкой, он выходит из-за ширмы. После его короткого зажигательного выступления-импровизации, перед зрителями встают Cheval de 3. Начинают со спокойной композиции. Затем постепенно переходят к более громкой песне, будто бы проверяя: понравится ли зрителям? Зал в восторге! Французов не остановить! Зал аплодирует так сильно, что порой заглушает саму музыку.

Всем особенно нравится один момент, когда аплодировать запрещено. Ты создаёшь музыку вместе с музыкантами здесь и сейчас. Всё, что нужно, это ударять в такт пальцем о ладошку. Затем двумя пальцами. Лишь потом ты отбиваешь бит своими аплодисментами.

5

После получасового выступления, двух композиций на бис, участников фестиваля окружает толпа: кто хочет сфотографироваться, кто взять автограф, а кто поблагодарить за приезд. Выходим на улицу и выдыхаем. Справились.

Через полчаса мы снова у театра Панова. Вернув инструменты в помещение, отправляемся исследовать площадку для второго концерта — набережная напротив Добролюбовки. Парни сразу же убежали вперёд, а затем и вовсе разошлись по одиночке во все три стороны. Мы с Машей садимся на скамейку у библиотеки, в надежде, что не потеряли любимых французов.

Маша уже работала с ними в прошлом году и знает о них практически всё. Днём музыканты большую часть времени проводят в отеле, отдыхая. Вечером и ночью гуляют с другими участниками. Они не болтают лишнего, особенно с малознакомыми людьми — убедилась на своём опыте.

Время от времени мы замечаем французов то у библиотеки, то на набережной, то видим, как они уходят под мост, к яхт-клубу. В конце концов они собираются у барьера и решают самый важный вопрос. Откуда им выйти? Говорят про колонны библиотеки и мост. Многое мне непонятно, потому что я знаю не все слова. Я не сдаюсь, пытаюсь разобраться в деталях. Увы, провал.

Перемещаемся на скамейки к библиотеке. Обсуждение продолжается. Мы с Машей слушаем их. Неожиданно раздаётся вопрос. В русском языке какая разница между конём и лошадью? Маша смутилась, а я ответила как позволил мой французский: «конь — для мужского рода, лошадь — для женского». Вскоре, ребята уезжают на обед и отдых.

6

Ближе к шести часам к библиотеке подтягиваются зрители. Вижу, как из-за угла Добролюбовки Маша несёт барабанную установку — коробку с педалькой. Ну, всё, думаю я, точно за колоннами будут прятаться. Маша тащит коробку на набережную, а я следом за ней.

— Маш, скажи по секрету, откуда они будут выходить? Что решили в итоге?

— За колоннами будут прятаться.

Да! Мои догадки верны. Возвращаюсь к Диме, который решился составить мне компанию этим вечером. Оба довольные, что не надо никуда двигаться — хорошо стоим под солнышком. Шесть часов. Ровно, как по часам, откуда-то раздаются уже знакомые мотивы. Пляж! Бегу к барьеру, чтобы успеть сделать фото. На бегу кричу Диме: «Достань мне другой объектив!». Я паникую, ведь я не могу позволить себе пропустить это шоу. Три взрослых мужчины в костюмах с музыкальными инструментами скачут по пляжу и ржут, как лошади.

3

После этого концерта я решила оставить ребят в покое. Конечно, я и до этого особо старалась их не напрягать, но впереди ещё один, уже на Чумбаровке. Даже два выступления за один день очень выматывают, что я сразу же заметила, попросив сделать совместное фото.

Несколько раз я слышала от стоящих сзади зрителей «беспредел» и «бескультурщина». На мой взгляд, люди просто не понимают, что существуют сценические образы, которых придерживаются артисты. Я бы могла назвать их некультурными людьми, если слышала, как они сквернословят или увидела, что кидают окурки на землю. Однако, это не так. В жизни это спокойные люди, каждый безумно влюблён в музыку и своё дело. Если бы была возможность, я с удовольствием провела бы с ними ещё один день. Ведь это так интересно пытаться открыть шкатулку, закрытую за семью печатями.

8

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Facebook Auto Publish Powered By : XYZScripts.com

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: